Говорил и Берия: снится мне Иберия!

Попробовал смотреть “Le Divan de Staline”, но бросил в пользу «Долгой дороги в дюнах». Диван Сталина разместили, кажется, в Синтре, а продюсировали «Alfama Films», но интерес начисто погасила завязка, в которой отец народов, изрядно наальбухейрившись, рассуждает о Фрейде и психоанализе. Полный голивудéц! Зло серо и банально, а не гениально и эрудировано!

В «Дороге в дюнах» привлекают близкие мне по исландскому периоду (как я ловко припарковался на стоянке для классиков одним указанием на «исландский период»!) рыбаки и деревянные домики с симпотными шифоньерами. Это Вам не тенистые сады Синтры, пропахшие самшитовой экзотикой. Care for some shit, mate? No, thank you! Мне лЮбо все НАШЕ северное: скрипучий паркет, шнапс в рюмочках, селедка, салака, салага, эркеры и прочие балясины.

Тем временем мой очень хороший португальский друг написал книгу о Берии. С нетерпением жду выхода в свет. А обсуждать мы сегодня будем О… как сегодня принято в нашем новоязе… О гусеницах.

И не о простых гусеницах, что куклятся и ждут перемен, а о гусеницах процессиональных. «Процессионарии», как зовут их португальцы и испанцы, дико токсичны, и как все слепые идиоты ходят строем за лидером. Вернее, за оголтевшей (можно так выразиться?) лидершей, которая возглавляет процессию спускающихся с дерева гусениц! Прямь иберийский феминизм!

Мои окрестные португальцы борются с процессионариями при помощи болгарки/бензопилы да какой-то матери. Раньше, говорят, поливали процессию гусениц бензином и зажигали, что сегодня не приветствуется в стране, которая и так горит трагично, с нешуточной статистикой смертей, а теперь еще и по нескольку раз в год!

Гусеницы, похоже, тоже перешли на двух-раз-в-годовую рождаемость по причине отрицаемого, кажется, одним лишь Трампом изменения климата. Понаблюдав, как португальский знакомый соорудил из кривых палок шест, к концу которого прилепил скотчем болгарку, и вознес это орудие пролетариата к высоченной ветви с гнездом гусениц, я пришел к выводу, что португальский народ – как русский – не покорит никакой иностранный деспот. Он сам себя покорит и покарает!

Надо не куклиться каждому со своей болгаркой на своем участке, а нам – пассионариями – объединиться и подняться на борьбу с процессионариями, но мешает исконный алгарвийский «маалеш» (тяжелое наследие Халифата!), да бездействие муниципальных властей.

Памятник алентежской песне, фото Стасмир, Photo Stasmir

Какой халифат развалили, гады!

И тут мысль срывается в мертвую петлю, летальный штопор. Какой халифат развалили, гады, какие праведные в нем были халифы, какая чудная социалка! По косяку на каждого ассасина, по грядке-орте каждой вдове, бесплатный проезд на муниципальных осликах! А щас вон демократия: мэра то посадють, то выпустят, то осуждят, то оправдають. И нет дела мэрии до гусениц в Иберии, нет на них Берии, с такими не возродишь империи! Пойду примерю новый диск на болгарку, либо навещу знакомую болгарку-парикмахершу: если резать, то только ею, родимою!

Disclaimer: муниципальная программа борьбы с гусеницами-процессионариями действет, например, в Порту. Так что не все так плохо:). Но есть отдельные «недогибы на местах». Как сказал бы мой внутренний iBeriya.

Leave a Comment.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.