РазВязка

Моя любимица Альда Сигмундсдоттир написала новую книгу – «Unravelled», что в рабочем варианте я перевел как «развязка». Книга повествует об исландке, вышедшей замуж за дипломатического британца, которая оказывается на Острове с Большой Буквы (в Исландии) в пик финансового кризиса и просто не может не остаться. Книга женская, но достойная. Прочел с интересом – в том числе и приводимою ниже в моем переводе главу о посещении Фридой утеса Лаутрабйарг – самого высокого в Европе. Мне доводилось разглядывать его с борта судна. Величественное зрелище. Правда, было настолько туманно, что вершина утеса терялась в облаках. А тут выпало съездить на западные фьорды на дребезжащем автобусе. Вернувшись, стал разбирать фотографии тупиков, и вспомнил этот эпизод из альдиной книжки. Хорошо бы ее всю перевести, да руки не дойдут. А кусочек ниже послужит, на мой взгляд, достойным «сэмплером».

Глава шесть

«Лаутрабйарг и Рёйдасандюр. Последний тур сезона».

С этой мыслью Фрида проснулась в субботу утром.

Она никогда не бывала на Лаутрабйарге, и ей, вероятно, следовало бы воспользоваться этой возможностью до отъезда. Все в один голос твердят, что это поразительное место. Фрида понятия не имела, какая туда ведет дорога: скорее всего, не достаточно хорошая для ее машины. А потому съездить на экскурсию на специально оборудованном автобусе – верное решение, если она вообще намерена туда попасть.

Фрида встала с постели, раздвинула шторы и посмотрела в окно. Было солнечно и чуть ветрено. Белоголовые барашки волн наперегонки бежали к берегу. Вдалеке вздымалась гряда белоснежных пушистых облаков. Денек выдался что надо для путешествия – если учесть, что на дворе уже сентябрь. Другого такого может и не выпасть до отъезда.

Фрида быстро оделась, затем спустилась вниз и собрала кое-какие вещи, пока готовился утренний кофе. В одном из кухонных шкафов ей попался маленький термос – как раз то, что нужно. Там же она обнаружила коллекцию коробочек «тапервер». В одну из них прекрасно поместится ее ланч.

Фрида приехала поздно: когда она подъехала на парковку у бассейна, в мини-автобус уже садились туристы. Фрида припарковалась и выскочила из машины. Еще разворачивая машину, Фрида заметила, кто стоял у дверей мини-автобуса, ожидая, пока туристы рассядутся по местам. Это был мужчина из голубого «чероки», на которого она уже натыкалась. Как же его зовут? Бальдюр, что ли?

Да, Бальдюр.

Фрида нервничала, подходя к автобусу. Как-то это дьявольски неудобно. Все эти компрометирующие ситуации, в которых они застали друг друга.

– Привет, — сказала Фрида, стараясь звучать как можно более обыденно. – Это отсюда идет тур на Лаутрабйарг?

Он повернулся и кивнул. Ей показалось, что она различила в нем тот огонек близости, который заметила в импровизированной лавке, но не была уверена. Тем более, что он ничем не показал, что узнает ее. «Да, — сказал он, – садитесь. Осталась еще пара мест».

– А билет нужен?

– Билет можете купить у меня после того, как отправимся.

– У меня только кредитка.

– Не вопрос: мы берем кредитки.

Он улыбнулся. Что-то в нем располагало. Фрида сразу почувствовала, что он хороший человек. Ей внезапно подумалось, что трудно сыскать вот таких людей – искренних, без тайных планов или стремления приспосабливать все вокруг к своим потребностям.

И тут она вспомнила разговор, который на днях услышала в лавке.

«Нет: похоже, у всех есть свои тайные планы» – подумала Фрида.

В мини-автобусе почти не осталось мест. Фрида села в последнем ряду рядом с пожилой парой, которая тихо беседовала между собой на немецком. Бальдюр сел рядом с водителем, и, как только автобус тронулся, кратко поприветствовал туристов через интерком. И вот они уже в пути.

Фрида разглядывала проплывавший за окном ландшафт, когда ее внезапно охватила патриотическая горячка. Она любила эту страну от всего сердца – ее величественную красоту, крепко стоящий на земле народ, традиции, истории и легенды, нетронутые человеком просторы, магнетизм. Она свернулась сюда… и больше не хотела уезжать. Никогда.

Фрида представила те последствия, которые ее решение имело для ее брака – суровые и необратимые. Но когда Фрида начала размышлять о них, к ней обратился мужчина на соседнем сидении.

– Вы здесь впервые?

Он выглядел доброжелательно и говорил по-английски с сильным акцентом.

– Йа, — Фрида ответила по-немецки – это мой первый раз.

– Ah! Sie sprechen Deutsch.

– Йа.

– Вы из дипломатического контингента?

Вопрос удивил Фриду. Потом она вспомнила: «Гребаный дипломатический номер машины!»

– Нет, что вы. – В какой-то момент Фриде захотелось рассказать о дипломатических номерах, но она решила этого не делать. – Нет.

– Вы исландка?

– Да.

Мужчина смотрел на нее с любопытством: «Вы очень хорошо говорите по-немецки».

— Спасибо! – А теперь меняем тему: «Вы здесь впервые?»

Пока немец готовился ответить, в акустической системе автобуса зазвучал голос Бальдюра, который говорил по-английски. «Здравствуйте! Как Вы знаете, мы направляемся на Лаутрабйарг – самую западную точку Исландии, а потому и крайне западную точку Европы. Лайтрабйарг означает просто «скала Лаутрара», где Лаутрар – название района. На самом деле Лаутрабйарг состоит из трех скал, но обычно их всех называют одним именем – в единственном числе. В высшей точке скала поднимается на высоту четыреста сорок один метр – почти полкилометра – над уровнем моря».

Бальдюр продолжил рассказ, излагая различную информацию о скале и ее птичьих обитателях, а также взывая к туристам, чтобы они не приближались слишком близко к краю скалы. «Там, куда мы сейчас едем, ветер не такой сильный, но на вершине всегда страшно дует. Любой неверный шаг может закончиться трагедией. К тому же не забывайте, что тупики гнездятся вдоль вершины скалы, роя гнезда в земле по ее кромке. А значит, земля по кромке пористая, хотя и кажется твердой. Не подходите слишком близко краю!»

По мере того, как они приближались к точке назначения, автобус сошел с основной дороги и направился к морю по гравийной. В наиболее сложных точках его качало с борта на борт, и немецкая пара схватилась за ручки на передних сидениях, явно обеспокоенная. Периодически мужчина смотрел на Фриду и вежливо кивал, либо улыбался, но больше не пытался продолжить беседу. Фрида вздохнула с облегчением.

Они добрались до места меньше чем за полчаса – быстрее, чем Фрида ожидала. Группа выбралась из автобуса. Открытый океан тянулся бесконечно до горизонта – темно-синего цвета, с белыми кружевными чепчиками танцующих волн. И, конечно, ветер! Он был таким сильным, что когда Фрида вышла из автобуса, у нее в буквальном смысле захватило дух, а ветер раскидал ей волосы во все стороны. Фрида изо всех сила пыталась привести в порядок прическу с помощью резинки для волос, которую догадалась обмотать вокруг кисти, повернувшись спиною к остальной группе, чтобы лучше справится с этой задачей. Когда Фрида снова взглянула в сторону группы, она увидела, что Бальдюр задержался, чтобы подождать ее.

– Привет, – сказал он, как будто бы только что узнал Фриду.

– Так ты не узнал меня там на парковке?

– Конечно узнал.

– Нет, не узнал.

Бальдюр поднял бровь.

– Будем считать, что мы квиты, – сказал он.

– Ты имеешь ввиду те неудобные ситуации, который мы оба по случайности увидели?

– Да.

– Я твои секреты не выдам.

Бальдюр ухмыльнулся.

– Ты здесь впервые? – спросил он, когда они подошли ближе к уступу.

– Да. А ты явно не впервые.

Он покачал головой. Ветер рвал его волосы не меньше, чем ее, и Бальдюр накинул капюшон.

Тут они увидели, как пожилой немец приближается рискованно близко к краю утеса. Он орудовал фотоаппаратом, пытаясь сфотографировать тупиков, жердящихся на кромке непосредственно под краем утеса.

– Да чтоб тебя! – Бальдюр кинулся к туристу.

Было действительно холодно. Фрида порылась в карманах, разыскивая перчатки. Она благодарила бога за то, что светило солнце: по крайней мере оно частично компенсировало холод. Слева от нее было исландское семейство – пара с двумя мальчишками: они улеглись на животы и ползли к краю, чтобы сделать фотографии. Фрида последовала их примеру и по-пластунски проследовала к кромке утеса, держа фотоаппарат в одной руке. Это было цифровое устройство «Canon EOS» – рождественский подарок от Дэмиена из ее прошлогоднего списка.

Доползя до края, Фрида со страхом взглянула вниз, чувствую спазм в животе. Скала действительно отвесная, ничего на скажешь. Сорвешься – верная смерть. И тут внезапно прямо под ней появилась причудливая маленькая голова: тупик с ярким клювом и очаровательной мордашкой. «Привет!» – еле слышно прошептала Фрида, маневрирую фотоаппаратом так, чтобы сфотографировать тупика. «Здравствуй, красавчик…», щелк … и еще раз щелк.

Фрида лежала на краю, полностью поглощенная и умиленная опытом настолько близкого общения с птицей. Внезапно тупик спрыгнул с края утеса и повис в воздухе, паря в воздушных потоках, комично скосолапив ножки за спиной. Фриде это показалось настолько забавным, что она рассмеялась вслух. И почувствовала, что рядом с ней кто-то есть. Это был Бальдюр, который улыбался до ушей.

– Ты посмотри на этого красавчика! Обожаю, когда они вот так парят в воздухе. – восторженно сказала Фрида.

– Знаю: это здорово!

– Они такие забавные.

– Да, и напоминают мне профессоров.

– Точно.

(Продолжение последовало: вот здесь. А вот здесь можно почитать про тупиков и не только).

Leave a Comment.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.