Акулья ферма Bjarnarhöfn

Ферма «Bjarnarhöfn» – это прославленный уже не одним телепутешественником «музей» тухлой, простите, «ферментизированной» акулы, и старая церковь. В этой связи напрашиваются следующие комментарии.

Первое, музей — это у нас музей, где от пыльных стульев в стиле «ампир» и полотен бессмертных мастеров в носу свербит, а у исландцев «музей» — это «safn»: дословно «коллекция». Соберет исландец такой «сафн» из неведомо чего — дырявых носков, например — и туда же. «У меня музей!» — кричит, приезжайте, гости дорогие, и в гостевой книге расписаться не забудьте. Гостевые книги в Исландии имеются в любом доме и сами по себе являются объектом собирания и музейным экспонатом. А на острове действительно имеется музей камней, музей пенисов, коллекция старых мобильных телефонов, впечатляющая коллекция «античных» компьютеров «PC86» и «Baby Mac» с матричными принтерами, собрание антикварных авто, а также более продвинутые «краеведческие» музеи с разной хозяйственной утварью, которая в России еще верой и правдой служит на дачах, а в Исландии покоится в музее.

Второе: про исландскую пищу вообще и гнилую акулу в частности. В прошлом всю пищу на острове приходилось запасать на зиму не самым аппетитным способом: благодаря Гольфстриму, зимы здесь не достаточно холодные, чтобы морозить пищу, а соли, в которой припасы можно было бы засаливать, исландцы в историческом прошлом делать не умели. Поэтому мясные припасы вымачивались в кисломолочном растворе, придававшем пище «интересный» душок и «кислец». А мясо гренландской акулы обрабатывалось и обрабатывается с помощью процесса «ферментизации»: зарывания на несколько месяцев в землю до его полного затухления, затем вывешивания на морском воздухе. Само по себе мясо гренландской акулы в пищу непригодно: в нем содержится токсичный оксид триметиламина, вызывающий у отведавшего его эффект опьянения. Такое опьянение наблюдалось, например, у гренландских ездовых собак, валившихся вповалку после того, как «добрые» хозяева давали им отведать нежной акулятинки. Чтобы ускорить «повалку», исландцы «догоняют» источающее неотразимый аромат старой мочи акулье яство местным шнапсом — «бренневином».

Остается добавить, что в протухшем виде, мясо (печень) гренландской акулы испокон веков применялось в скандинавской народной медицине для профилактики и лечения рака, и имеются свидетельства целебности акульей печени: акула ведь раком не болеет! Косвенным доказательством полезности акулятины является удивительное долголетие фермера-акулопроизводителя, носящего необычное даже для Исландии имя Хильдибрандюр (Бйарнасон), и его предков. Они покоятся на участке рядом с частной кирхой Хильдибрандюра, и даты их жизни действительно впечатляют.

Если у вас возникает вопрос, зачем вообще принимать пищу, которая пахнет, как туалет на Павелецком вокзале, признайте, что вы находитесь во власти культурных стереотипов: а как можно потреблять в пищу, скажем, французский или голландский сыр, пахнущий грязными носками, или грюйер, имеющий аромат запревшего исподнего?

Ну и третье: если Хильдибрандюр соблаговолит показать вам свою кирху, в которой хранится алтарная доска, выполненная «Рембрандтом или кем-то из его школы» — спрячьте свое недоверие и затрепещите от восторга! Если, конечно, Вы не тонкий эстет и не профессиональный ценитель голландской живописи: старику Рембрандту (а тем более, его школе), согласитесь, все равно, какие творения ему сегодня приписывают — хоть комикс про Бэтмана, — а исландскому дедушке будет приятно.

На фотографии видна жилая и хозяйственная часть построек акульей фермы Бйарнархёпн.

Leave a Comment.