Ду хаст библиотека!Нотр-Дам горит, а рукописи нет

Сгорел Нотр-Дам. Предполагаю, что у Собора Парижской Богоматери была своя страничка на фейсбуке, инстаграм, в котором Собор благодарно постил фотки собственной реставрации. Может твиттер, в котором он благодарил Подрядчика за замену балки амвона. И всей этой хренотенью заведовала уйма менеджеров по соцсетям, связям с общественностью, корпоративному имиджу рабочих-реставраторов Рафшана и Джамшута, диалогу с Мирным Исламом.

Комитет по закупкам с помощью мобильного приложения-переводчика рассмотрел заявку Рафшана и Джамшута, написанную то ли по-польски, то ли по-румынски. И даже готов был выделить 35 евро на покупку нового китайского удлинителя в «Леруа Мерлене» взамен искрящего китайского удлинителя из страны происхождения Рафшана и Джамшута. Но грянул час обеда, переходящего в ужин, с обязательными получасовыми перерывами на снятие самочек-себяшечек… короче, она утонула, а он сгорел.

Говорят, что люди, смотрящие телевизор, служат тем, кто читает книги. Думаю, что люди, смотрящие телевизор, служат людям с айфонами. А те загружены в какую-то хитрую матрицу – в том числе обслуживающую тех, кто читает книги. Книги перестанут читать не сразу, а только после того, как их перестанут ПИСАТЬ, что на мой взгляд произойдет скоро. Нет, пытливый ум и острый язык останутся с нами, но их обладатели уже сегодня перестали излагать мысли в текстовом редакторе. Вместо этого они «зараз ложут» свои перлы на YouTube.

Если кто скажет, что вступление затянулось, я согласен. А если, что не в тему, я протестую, потому что написал этот текст 23 апреля – во Всемирный день книги и авторского права. И день рождения Халлдора Лакснеса – исландского лауреата Нобелевской премии по литературе.

И вот Вам вполне исландская сага. Поведала ее газета «The Guardian». Помните кладбище забытых книг у Карлоса Луиса Сафона? Скажем так – не пересказывая сюжета: бывают библиотеки такие слоистые, что хрен в них что отыщешь, а потому никто и не пытается. Так и образуются кладбища забытых книг.

Вот что недавно произошло в Королевской библиотеке Копенгагена. Там обнаружили толстенный фолиант в 2000 страниц. Принадлежал он незаконнорожденному сыну Христофора Колумба (Колумб в юности посетил Исландию) – Эрнандно Колону. И никто сей фолиант не трогал аш 350 лет, потому что затерялся он в коллекциях Арни Магнуссона.

Отсюда начинается исландский след. Арни Магнуссон родился в 1663 году и был первым исландцем, занявшим высокий пост королевского библиотекаря в Копенгагене. За свою жизнь он собрал коллекцию из 3000 манускриптов. Были у людей в те времена странные забавы – книги собирать – пока им не открылось истинное предназначение человека – постить котиков и собирать лайки.

В 1730 году Арни Магнуссон умер, завещав свои коллекцию библиотеке Копенгагенского Университета. Если хотите поближе познакомиться с биографией Арни, читайте «Исландский колокол» Халлдора Лакснеса в замечательном переводе советских времен. Там сей муж предстает в блистательных датских панталонах и сияющих гусиным жиром сапогах – среди замотанных в шерстяное рванье соотечественников. Арни потратил все свои сбережения на скитания по удаленным хуторам Исландии, где десять лет собирал записанные на велени – телячьей коже – манускрипты саг.

Мы обязаны значительной частью наших знаний о сагах, скандинавской мифологии, истории древних королей самоотверженности и одержимости Арни Магнуссона. Не будь его, не было бы ни Вагнера с Нибелунгами, ни Толкина с Властелином, ни Роулинг с Гарри, ни Рамштайна с Духастом! 

Арни Магнуссон собрал порядка 3000 рукописей – в основном на исландском и скандинавских языках. Из них лишь 20 текстов были на испанском. И никто этими испанскими текстами не интересовался 350 лет. Сами понимаете: компартментализация, отсеки в устройстве науки. Тут скандинавистика, а через стеночку у нас кафедра романской филологии.

Испанский манускрипт, найденный в коллекции Арни Магнуссона, называется «Libro de los Epítomes» – книга конспектов. Эрнандо Колон был человек с миссией – собрать самую большую библиотеку своего времени, то есть первой половины XVI века. В своих странствиях он собрал примерно 15000 томов. Четверть этих книг сохранилась в Соборе Севильи, куда они были переданы в 1552 году. Остальные утеряны. Будучи одержим собирательством, Колон заказал у специально нанятых читателей-писателей краткие изложения книг в своей библиотеке. Некоторые из этих синопсисов имеют длину всего в несколько строк, а вот конспект сочинений Платона растянулся аж на 30 страниц.

Колон собирал что ни попадя – не только Платона и Аристотеля, но и памфлетистов-современников. Каталог его библиотеки – уникальная возможность узнать, что люди читали пятьсот лет назад. И в отличие от нашей сегодняшней писанины «на облаке», что исчезнет вместе с ним, книги эти сохранились если не в оригинале, то хотя бы в конспекте. Возможно, пройдет десяток-другой лет и под невыносимой легкостью котиков и самочек обрушатся облака бытия, и мы станем изучать устройство этого мира по конспектам библиотеки испанца Эрнандо Колона из коллекции исландца Арни Магнуссона. Нотр-Дам горит, а рукописи нет. С днем книги!

Закажите путешествие на родину Арни Магнуссона или Эрнандо Колона здесь.

Leave a Comment.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.