Снорри нам ясен, как ясеневский ясень

Серебряное кольцо Исландии в тусклом свете скандинавской космологии

Если Золотое кольцо это визитная карточка Исландии, то Серебряное кольцо – перстень, который достается победителям драконов. «Каких, к чёрту, драконов?» – спросит любезный читатель. Поразмыслив, отвечу: «Скандинавских».

Морской дракон Ёрмунганд – он же Мировой Змей – проживает в океане. Опоясав землю, змей вцепился в собственный хвост, как московская пробка. В океан его низверг Один. Там он прижился, подрос и вступил в силовое единоборство с одиновым сыночком – Тором – когда тот подсек его во время морской рыбалки на бычью голову. Тор отдубасил Ёрмунганда молотом, но змей выжил. В ходе финальной битвы богов – Рагнерёка – Тору предначертано отсечь Мировому Змею голову и, пройдя лишь девять шагов, скончаться от перегарных испарений, исходящих из пасти расчлененного морского гада. В сегодняшней московской мифологии скандинавский «Рагнарёк» интерпретируется как «транспортный коллапс» – битва троллейбусов против трамваев, фур против газелей, пешеходов против велосипедистов, частников против общественников. После коллапса не останется ни личного, ни общественного, ни наземного, ни подземного.

Есть и другой дракон – Ниддхёгг – подземного базирования. Он возлежит в специальном колодце под кроной Мирового Ясеня Иггдрасиля, подтачивая его корни. На вершине ясеня мудрый орел, который, ясен хрен, этой возни в подвале Дерева Жизни не одобряет. Вот, к примеру, как я воссижу мудрым орлом за компьютером на своем девятом этаже, внимая визгу  отвратительных пыточных инструментов, которых в России почему-то называют «болгарками». И чем нам болгары не угодили? Газ, вроде, не воровали… Горячая и холодная вода перекрыты, потому что некий жековский Нидхёгг затеял замену «стояков» в моем подвале. Я этого Нидхёгга горячо не одобряю посылаю в подвал дворового таджика, чтобы выразить свой «неодобрямс»: сам я Нидхёгга побаиваюсь. Он все-таки не один, а с «болгаркой», и кто его знает, на каких безерковых мухоморах он затеял этот ремонт подвальных коммуникаций.

Вот так и у скандинавов: по стволу дерева Иггдрасиля бегает взад-назад белочка Рататоск, перенося нецензурную лексику, которой обмениваются друг с другом члены ихнего этого тандема – Орел и Дракон. Моя многоэтажка в Ясененво определенно спроектирована по скандинавскому проекту. В ней, как в «Старшей Эдде», девять вертикально интегрированных по стволу ясеня миров-этажей, между которыми ни днем, ни ночью, не стихает грызня. Чую, что закончится все Рагнарёком – вселенской битвой на «болгарках».

Есть, наконец, дракон Фафнир, воспетый в «Старшей Эдде», «Младшей Эдде», «Саге о Вельсунгах», вагнеровском «Кольце нибелунга» и, разумеется, во «Властелине колец». Он превратил себе в дракона, чтобы охранять Кольцо Всевластия, которое коварный Локи силой отнял у осторожного карлика Андвари. Последний проклял кольцо, и пошло он гулять по рукам, как у Толкина, снося башни тех, кто овладел им, пока не попало к Зигфриду (по-исландски Сигурдуру), который с боем отнял его у Фафнира. Чтобы узнать, что было дальше, нужно съездить со мною по Серебряному кольцу, а затем в баварский замок Нойшванштайн, который король-сказочник Людвиг II украсил фресками исландской тематики. Кольцо власти, разумеется, никого счастливым не сделало, так что сдавайте депутатские мандаты, граждане. А  мифы о поединках между героями и хтоническими (то есть «земными») чудищами характерны для всех индоевропейцев и отражают сформировавшееся у древних противопоставление спонтанности хаоса и упорядоченности космоса. Типа: не горюйте, товарищи индоевропейцы: явится Георгий Беовульфович Победоносцев, и в вашем сортире, наконец, завершится многовековая разруха.

Ничего этого мы бы не ведали, если бы не исландский летописец и политик XIII века Снорри Стурлусон. Именно он в XIII веке в Исландии занялся записыванием скандинавских мифов, до которых скандинавам тогда просто не было дела. Исландия вообще способствует литературному творчеству: суровый климат заставляет задумываться о вечности и бесконечности. Это вам не страна подпальмовых идальго, живущих здесь и сегодня. Тут – как в России – все думают о прошлом и будущем, пока над островом проносится очередной ураган.

Снорри воспитывался на Южном Берегу Исландии, но, удачно женившись, перебрался на северо-запад на ферму Борг – недалеко от сегодняшнего городка Борганеса. Через несколько лет его супруга, утомленная постоянным изменами мужа, выслала его с глаз долой на ферму Рейкхольт. Там Снорри с головой ушел в производство внебрачных детей, саг и политических интриг. 21 сентября 1241 года он стал жертвой заказного убийства на собственной ферме. Для норвежцев Снорри – норвежец, для многих исландцев – родственник. А для нас Снорри Стурлусон – человек, который собрал древние скандинавские мифы, записал их и передал последующим поколениям. Не будь исландцев вообще и Снорри Стурлусона в частности, не было бы у нас ни Вагнера с нибелунгами, ни Бильбо Бэггинса, ни шизофреника Голлума из кинотрилогии Питера Джексона.

Снорри также приписывают авторство «Саги об Эгиле», которой посвящена отдельная экспозиция в Центре заселения Исландии в Борганесе. Знакомство с жизнью, смертью и творческим путем Эгиля Скаттлагримссона не оставит равнодушным даже самого заскорузлого сагоскепитика. Учинив свой первый гомоцид и хвалебную поэму в возрасте семи лет, Эгиль шел по жизни с неумолимостью «Камаза»: со включенной бетономешалкой и выключенным антизаносом. «С беспристрастностью судьбы», – как сказал о нем любивший саги Борхес. Но в отличие от Зигфрида Эгиль – бесстрашный воин, искусный скальд, опытный чародей и горький пьяница – чах не над златом, а над серебром. Да и над тем не слишком: он даже хотел кинуть в людскую толпу свое серебряное сокровище на ежегодном сборище викингов в Тингветлире, чтобы позабавить себя зрелищем дубасящих друг друга идиотов. Но раздумал и закопал клад в предместье Рейкьявика, где сегодня раскинулась шерстяная мануфактура и городок ремесленников. Специалисты утверждают, что серебра Эгиля с лихвой хватит на выплату внешнего долга Исландии. И это правильно: серебро – метал жизни, а золото – смерти. Если сомневаетесь, вспомните, как Курочка Ряба снесла не простое, а золотое яичко, и сколько по этому поводу было страхов и волнений.

Вот и мое «Серебряное кольцо» – маршрут мягкий, гибкий и живой: оно зависит от пожеланий клиентов, времени года и погоды. Иногда мы наслаждаемся голубыми далями Китового Фьорда и купаемся в тайных, одному мне известных водопадах. Иногда осматриваем такой неоднозначный объект, как действующая китобойная станция. Временами заходим в пещеру Видгельмир. Бывает, что осматриваем каменное творчество известного на всю Исландию фермера-ваятеля. По просьбам трудящихся включаем в маршрут посещение затерянной во фьордах микропивоварни, либо фермы, где можно отведать органические продукты местного производства. В летнее время возвращаемся в Рейкьявик через таинственную Холодную Долину, лежащую в тени трех ледников.

Обязательно осматриваем харизматичный Деильдартунгухвер. Это самый мощный в Европе горячий источник (180 литров кипятка в секунду), который снабжает горячей водой города и селения в радиусе 100 км от него. А также Хрёйнфоссар – бесчисленные водопады, сочащиеся из под щита лавы. Даже на мой замылившийся взгляд они чудесны. Вода – серебро, звенящее в бесчисленных ручейках. На вечернем небе золотыми рунами начертаны заклинания из обрывков облаков – как на Кольце Всевластия. Серебро лавовых водопадов возвращается в воды Ганга, Змей грызет корни Мирового Ясеня, мир рождается и умирает. Это банально: об этом писали классики и Снорри Стурлусон. Но чтобы почувствовать – надо побывать в Исландии, проехать по Серебряному Кольцу. «Это как снег на губах, об этом не скажешь словами» (БГ).

Я вдыхаю полной грудью йодистый исландский воздух. Завтра в Москву, где про Золото Рейна круглосуточно поют «болгарки», где совершить пересадку на кольцевой – как убить дракона, где в пробках топчутся войны-безеркеры, а в тумане прячутся гаишники-нибелунги. Тут Вагнер жил, жив и будет жить. А я зову Вас в путешествие по Серебрянному Кольцу – и никаких «болгарок».

В обязательную программу входит:

  • Остановка на шерстяной мануфактуре, которая не одно десятилетие утепляла советских граждан в исландскую шерсть в эпоху бартерной торговли
  • Объезд Китового Фьорда
  • Деильдартунгухвер — самый мощный горячий источник в Европе
  • Водопады Хрёйнфоссар и Барнафоссар — серебро в лаве
  • Рейкхольт, где жил и творил Снорри Стурлусон, исландский Властелин Колец

Произвольная программа:

  • Древний отстойник для овец
  • Прогулка в предгорье горы Эшья
  • Китовая станция
  • Прогулка в долине водопада Глимур
  • Музей заселения Исландии, в том числе экспозиция, посвященная Эгилю Скатлагимссону
  • Ферма Борг и скульптура «Потеря сыновей»
  • Пещера Видгельмир
  • Сад камней
  • Холодная Долина
  • Парламентские поля
  • Битва с мировым злом на «болгарках» до полной победы евроремонта и скандинавского дизайна!

Если Вам со мной по пути, заказывайте Серебряное Кольцо по адресу stasmir@stasmir.com!

7 Comments

  1. специалисты говорят, что выше 3 этажа жить для психики нервно. а у Вас в квадрате, и Москва, и болгарка не своя.. много нас таких. . возникает желание нырнуть в одну из исландских фотографий. спасибо. и за текст

    Reply
  2. Хотя болгарка не своя,
    Не обрету покоя я.
    Но в сердце главные слова:
    Штробить, болгарка, дюпеля!
    Ремонт – моя стихия, я
    По стоякам мессия.
    По жизни моя миссия:
    Штробить, болгарка, дюпеля!
    Пускай покинули друзья,
    И от меня ушла семья.
    Как мантру повторяю я:
    Штробить, болгарка, дюпеля.
    Буду штробить, душой поя:
    Болгарка – от бессилия.
    А дюпеля – поводыря.
    Штробить, болгарка, дюпеля!
    Уйдет мужская сила, я
    Ремонт задумаю жилья.
    До белого каления:
    Штробить, болгарка, дюпеля!
    Придут иные поколения,
    Но не постигнет нас забвение:
    Мы будем, сумрачно куря,
    Штробить болгаркой дюпеля.

    Спасибо за добрые слова!

    Reply
    • меж дюБелей и дюПелей
      существенная разница.
      когда вы не в своей среде,
      исландские засланцы,
      то видно вас везде.

      и это хорошо

      Reply
      • Сгораю от позора я:
        Я перепутал дюБеля!
        И впрямь, исландский я засланец:
        Не отличил от ж—ы палец…
        Крепежные изделия –
        Вот что такое дюБеля!
        Дай до получки три рубля:
        Все проиграл, как дюПель, я.
        Домой на брюхе, как свинья:
        Допился я до дюПеля.
        Но даже пьяный в дюПель
        Я супеЛь-пупеЛь-обЛамуПеЛь.
        Ну или – как эта па-русски:
        Я АбрамуБеР, вот мой дюБеР!

        Reply
        • неопалимой купины неясное подобие само угаснет (пей- не пей) без всяких трёх рублей.
          Не пойму, что за нужда доброму гиду косить под матёрого монтёра:- )

          Reply
          • Я искренне заблуждался, считая, что слово «дюбель» происходит от состояния алкогольного ступора, или наоборот, алкогольный ступор приводит в человека в состояние дюбеля. Думал в своих исландских потемках, что это одно слово! Ну, как приходит ко мне мужик насчет ремонта, говорит: «Нужно менять дюбеля (ударение на «я») и краны (ударение на «ы»). А я: «А смесителя (ударение на я) и сифоны (ударение на «ы») менять будем?» А он мне: «Чёрт нерусский!»

Leave a Comment.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.