Извержуха-2011: это чё, все что ли?

I

С тем, что «мир, как мы его знаем, подходит к концу», не поспоришь. Не прибегая к унылой инвентаризации симптомов – от торнадо до кишечных палочек – воскликнем, вслед за лирическим героем древней песенки БГ: «И бог с ним!». Жалеть, действительно, особенно нечего. Волнуют вопросы «как?», «за что?» и «какую роль в этом суждено сыграть моему отмороженному «острову свободы» – Исландии?».

В отношении «как?» все, в принципе, ясно. Климат меняется, Гольфстрим гуляет по планете, как кошка по раскаленной крыше. Страны сталкиваются со страннейшими аномалиями: в провинции Альгарве в Португалии на берег выбрасываются… гигантские черепахи. В Москве дико зацвело ВСЕ СРАЗУ, укрывая город беспрецедентным пуховым одеялом, а шведы просчитали дальше нас и уже предупредили население, что вслед за оргией короткой весны на улицы шведских городов выйдет рекордное число ОС! Готовьтесь к массовым покусам, граждане свеи, а мы приготовимся к пожарам, приобретя билеты куда попрохладнее, в том числе в Исландию.

Вопрос «за что?» некорректен. «Было бы за что, вообще убил бы!» Есть мысль, что все три монотеистические религии, внушив человеку нормы морали и поставив его под личный патронаж Бога, исказили истинное положение вещей. Быть хорошими и этичными в отношении друг друга, разумеется, невредно, но помимо людей есть и природа. Ей и ее проявлениям – камням и корягам всяким – язычники поклонялись тысячелетиями, справедливо полагая, что природа нашим моральным императивам неподвластна. Иудео-христиане-мусульмане же занялись скорее регулированием межчеловеческих отношений с санкций Господа, подвешенного где-то высоко и автономно в хрустальном шарике, как голова Профессора Доуля. А идолов порубили, и может параллельно и уважение к природе, над которой человек взгромоздился зловещим бугаем. А ведь Господь живет в каждой травинке и по нашим правилам не играет. Это – если с теологических позиций, в которых я, впрочем, не силен. И теорию эту полностью не разделяю.

На концесветие можно взглянуть и с позиций исчезновения биологического вида. Интересно – наш биологический вид настолько стар, что сам от себя устал? Или, наоборот, так молод, что затягивает себя в паутину техно-зависимости с упоением обайфоненного подростка? Мне всегда нравилась картинка, нарисованная Роджером Вотерсом в его монументальном альбоме «Amused to Death» («Доразвлекавшиеся до смерти» — 1992). Там в финале Вотерс поет примерно следующее (перевожу с английского): « Мы наблюдали, как разворачивается трагедия. Делали то, что скажут. Покупали и продавали. Получилась самая интересная телепрограмма не земле, но и она закончилась. Мы поохали и поахали, погоняли на прощанье на спортивных тачках, доели две последних банки икры, и… » Тут автор прибегает к приему удаления перспективы. За финальным сполохом на нашей планете наблюдают инопланетные антропологи. Собрав данные и отобрав пробы, они «вынуждены признать, что поставлены в тупик [фактом внезапного исчезновения нашей цивилизации], но за отсутствием иных объяснений вынуждены принять единственную доступную теорию нашего ухода: человечество попросту доигралось до смерти». The species has amused itself to death…

Концепция развлекухи со смертельным исходом была выдвинута не Вотерсом, а ярким просветителем Нилом Постманом в книге, которая так и называется – «Amusing Ourselves to Death: Public Discourse in the Age of Show Business» (1985). Книга опирается на лекцию, с которой автор выступил на книжной ярмарке во Франкфурте, а поскольку на дворе стоял литературно-значимый 1984 год, Постман пустился в рассуждения о предсказаниях Хаксли и Оруэлла. Анализируя то, что сейчас называется медиа-технологиями, а тогда было попросту телевидением, автор пришел к выводу, что наша цивилизация пошла скорее по вектору, начертанному Хаксли в «Brave New World», чем Оруэллом в «1984». Вместо жесткого тоталитарного режима налицо манипуляция общественным сознанием с помощью теледури, которая выполняет роль «сомы» в антиутопии Хаксли. Качество идей больше никого не интересует, важно то, как смотрится по ящику их воплотитель. «Меня учили, что важно, в чем суть. Но чтобы выжить, важнее мой вид» (опять БГ).

Занятно, что хотя Постман признает, что альбом Вотерса поднял его рейтинг среди студентов, он сокрушается, что уровень образования, необходимый для понимания работ Вотерса, уступает тому, что требуется для понимания, скажем, этюдов Шопена. С этим поспорить трудно. Но ведь  превосходит тот, что требуется для постижения музыкального наследия Филиппа Киркорова! Получается прямо платоновская теория форм с терпким привкусом постмодернизма: Постман пишет анти-попсовый научный трактат, его облекает в доступный для масс формат гранд-рокер Роджер Вотерс, а теперь и самого Роджера того и гляди растащят на музыкальные цитаты продвинутые ди-джеи (с «Another Brick in the Wall» это уже произошло).

II

Saturday2 gyst, eruption, Iceland

Первые часы извержения. Фотограф: Gyst

Но вернемся к концесветке и тому, какую роль в ней играет Исландия, которая ежегодно по весне тревожит нам сердце своими эйафйадлякуляциями… Извержуха-2011 вулкана Гримсвётн (Grímsvötn) была почти рекордно короткой: оно продолжалось всего шесть с половиной дней . При этом в 2004 и 1983 годах этот самый «вётн» (что означает «вода» или «озеро») сработал еще слабже, поизвергавшись, соответственно, всего четыре и пять дней.

Газета «Morgunbladid» утверждает, что последнее извержение началось в субботу, 21 мая, при этом вначале проистекало достаточно активно, что для Гримсвётна вполне характерно. Начиная с четверга, вулканическая активность носила уже спорадический характер, а в субботу 28 мая сенсоры не регистрировали почти никаких признаков извержения, которое полностью прекратилось в 7 утра. Группа хайкеров, осуществлявшая весенний поход под эгидой Исландской гляциологической ассоциации , вплотную подошла к кратеру, подтвердив завершение вулканического извержения. Вулкан потух – чего же более?.

С начала XX века Гримсвётн извергался десять раз, при этом извержения продолжались от одной до трех недель. В прошлом году, впрочем, мир стал свидетелем более долгоиграющих извержений в сердце ледника поменьше: три недели на Фиммвёрдухальс и два месяца на… правильно – Эйафйадлайокудле!

Извержения вулкана Гекла нередко текут месяцами, хотя последние два – 1980 и 2000 годов – разочаровали: они «играли», соответственно, три и одиннадцать дней. В 1924 году Катла плевалась лавой целых 24 дня, но с тех пор молчит и копит силы, что явно не к добру. «Брэндовое» извержение на Вестманнских островах в 1973 году началось в январе и завершилось в июне.

Извержение подводного вулкана Сюртсей проистекало лавой целых четыре года – с ноября 1963 по июнь 1967. В результате свет увидел новорожденный вулканический остров – Сюртсей, названный так в честь скандинавского бога огня Суртура . Последний является предтечей Рагнарёка – скандинавского конца света – и грядет с юга с огненным мечом. Суртсей, в принципе, находится к юго-востоку от острова, так что новый остров назвали так не без оснований.

Акция: поймай барана - спаси Исландию! исландский барашек, 2008 год, Вик, Южный Берег, стасмир

Акция: поймай барана - спаси Исландию!

В районе Скафтахреппур (рядом с национальным парком) завершена организованная уборка вулканического пепла, но он сохраняется на отдельных фермах и высокогорных пастбищах. До слез жалко погибших барашков, но их все равно бы съели по осени. В прошлом году после извержений растительность в Исландии полезла со страшной силой, так что поначалу губительная кислотная зола затем благоприятно сказывается на вегетативном покрове. Присыпало пеплом и иссиние айсберги ледниковой лагуны Йокульсаурлоун. Ничего, айсберги тают и кувыркаются – отмоются!

В заключение хочется с удовлетворением отметить, что этой весной мир-таки не эйафйадлайокнулся, за что спасибо терпеливым исландским богам. Вывод? «За последнюю тысячу лет мы постигли печальную часть наук. Настало время заняться чем-то другим» (снова БГ!). Например, съездить в Исландию, которая манит и зовет, все настойчивее напоминая миру о себе.

1 Comments

  1. На мои собственные рассуждения о пинк-флойдовских стеночных и прочих эпосах наложилось интервью Шевчука, на которое наткнулся на сайте http://echo.msk.ru/blog/statya/783168-echo/: «Если взять The Wall Pink Floyd, там стена была реальная, бетонная. Мы поем о другой стене – между людьми, государствами, обществами, этносами. Стена не рухнула, она стала прозрачной. Турцию видно, Египет видно, президент не раз в 100 лет на Мавзолее, а каждый день по ящику. Но стекло осталось, пуленепробиваемое стекло. Как его разрушить? Вот об этом новая программа!»

    Reply

Leave a Comment.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.